Гонка «Париж – Руан»: начало отсчета

Paris-Rouen
Граф Альбер де Дион на паровом автомобиле De Dion-Bouton (№ 4; победитель соревнований).

29 января 1886 года изобретатель Карл Бенц получил Германский императорский патент за номером 37435 на созданный им 3-колесный экипаж с одноцилиндровым газовым двигателем. А через 8 лет, 22 июля 1894 года, уже состоялась первая автомобильная полноценная гонка. Именно от нее следует начинать отсчет неофициальных «доформульных чемпионатов мира».

Организатором гонки «Париж – Руан» протяженностью 127 км выступило французское печатное издание Le Petit Journal в лице заместителя главного редактора Пьера Жиффара.

К гонке допускались только «безлошадные» экипажи (voitures sans chevaux) – можно считать это первым настоящим регламентным требованием. Остальные требования организаторов, а именно: безопасность, удобство в управлении и «низкозатратность» (être sans danger, aisément maniables pour les voyageurs et ne pas coûter trop cher sur la route) – скорее принимать в учет не следует по причине их явной неконкретности.

Paris-Rouen
Обложка журнала Le Petit, посвященного пробегу Париж – Руан 1894 года.

Соревнование оказалось вполне серьезным. Об этом говорит многое. Во-первых, наличие призового фонда в 10 тысяч франков, выделенного владельцем журнала Ипполитом-Огюстом Маринони, который должен был достаться первым пятерым из финишировавших участников: 5 000, 2 000, 1 500, 1 000 и 500 франков соответственно.

Во-вторых, желающие погоняться должны были заплатить вступительный взнос по 10 франков с машины. Кстати, заявилось аж 102 участника, так что тысячу франков организаторам удалось «отбить» сразу. И это еще притом, что прием заявок на участие был прекращен почти за 3 месяца до гонки – 30 апреля!

В-третьих, среди заявившихся было 5 нефранцузов: два немца, бельгиец, британец и граф Джузеппе Карли, депутат итальянского парламента. Это давало основание заявить, что соревнование было международным.

И, в-четвертых, наличие квалификации. Ее требования подразумевали, что участник должен был проехать дистанцию в 50 км не менее чем за 4 часа.

Paris-Rouen
Эмиль Кройтлер на автомобиле Peugeot (№ 31; 6-е место).

Квалификационные заезды проводились с 19-го по 21-ое июля. 77 заявленных участников вообще не явились – видимо, не хотели позориться. (Кстати, среди них оказались все пятеро нефранцузов, так что международный характер соревнования стал довольно условным – относительным «иностранцем» остался только Эмиль Роже на приобретенном им немецком автомобиле Benz). Оставшимся 25-ти участникам предстояло преодолеть один из семи маршрутов:

  • Париж – Сен-Жермен – Флен – Мант.
  • Париж – Пуасси – Триэль – Мант.
  • Париж – Рамбуйе.
  • Париж – Версаль – Палезо – Корбей.
  • Париж – Преси-сюр-Уаз.
  • Париж – Безон – Юй – Мезон-Лаффитт – Мант.
  • Париж – Пуасси – Париж.

Еще 4 машины не смогли квалифицироваться даже при этих, весьма скромных, требованиях. Среди них оказались такие известные личности, как граф Гастон де Шасселу-Лоба на паровом автомобиле De Dion-Bouton и Арман Пежо на своем автомобиле Peugeot. Последнему, по-видимому, просто не повезло – он остановился во время квалификации из-за поломки. Судя по тому, что масса других участников на таких же Peugeot с успехом прошли квалификацию и даже смогли финишировать в основной гонке – дело было действительно в невезении.

Paris-Rouen
Альфред Вашерон на автомобиле Vacheron с двигателем Panhard-Levassor (№ 24; 12-е место).

В жаркий июльский день 1894 года на окраине Парижа толпа наблюдала необычную картину. 21 автомобиль, из которых 14 было с бензиновыми двигателями и 7 с паровыми стояли на старте гонки «Париж – Руан». Стрекотали и дымили двигатели. На одном из автомобилей весело звенели колокольчики, которые должны были, по замыслу, заглушать шум машины, чтобы не пугались встречные лошади.

Paris-Rouen
Ж. Скотте на паровом автомобиле Scotte (№ 10; не финишировал).

Организаторы довели до сведения участников приблизительный график прохождения гонки. Вы не поверите, но он включал в себя даже полуторачасовой «пит-стоп», вернее, обед! Вот, полюбуйтесь:

08:00 – старт из Порте-Майо.

12:00 – 13:30 – обед в Манте.

20:00 – финиш в Руане.

Экипажи стартовали независимо друг от друга. На финише просто суммировалось время, затраченное на каждую часть гонки.

Paris-Rouen
Арман Пежо на автомобиле Peugeot (№ 29; не классифицирован)

В Мант приехало уже 20 машин. Первым на промежуточный финиш пришел Жорж- Альбер Лемэтр на Peugeot. Вторым был уже хорошо известный граф Альбер де Дион, естественно, на автомобиле De DionBouton. Третьим приехал Эмиль Левассор, пятым – сын его соратника Луи-Рене Панара – Ипполит. Естественно, на своих Panhard-Levassor.

Автомобили Panhard-Levassor по конструкции были весьма прогрессивными для своего времени. Эмиль Левассор предложил новую компоновку автомобиля: двигатель и радиатор охлаждения были расположены спереди; усилие передавалось через механизм сцепления и коробку передач на промежуточный поперечный вал, а от него – цепями на задние колеса. Сцепление состояло из двух конических дисков, которые можно было «сцепить» во время движения автомобиля или отдалить при перемене передач и на стоянках. В коробке передач находились 2 вала с набором шестерен различных диаметров на каждом (вместо набора ременных передач). Вводя в зацепление ту или иную пару шестерен, можно было изменять частоту вращения вторичного вала и величину передаваемого колесам усилия.

Paris-Rouen
Роже де Монтэ на трицикле De Montais с двумя двигателями (паровым и бензиновым), (№ 61; не
финишировал).

Четвертым на промежуточном финише был один из инженеров Peugeot Огюст Дорио. Вообще, первые 8 экипажей приехали в Мант еще до 11:00 и участники гонки могли не только пообедать «с чувством, с толком, с расстановкой», но еще и соснуть часок после приема пищи. А вот Этьен Ле Блан, приехавший двадцатым на паровом Serpollet, мог и не успеть толком потрапезничать за 50 минут до второго старта.

Паровики Serpollet в то время отличались надежностью и экономичностью. В качестве топлива вместо угля использовалось парафиновое масло, а сдвоенный насос пропорционально подавал воду и топливо в котел.

Paris-Rouen
Огюст Дорил на автомобиле Peugeot (№ 28; 3-е место).

Потеряв на втором отрезке еще троих, 17 машин достигли Руана. Первым был Альбер де Дион, не только обогнавший Лемэтра, но и с 3-минутным запасом ликвидировавший гандикап, возникший между ними «до обеда». Однако, организаторы «докопались» до графа и сочли, что отсутствие на его паровой машине механика-кочегара свидетельствует о ее несоответствии требованиям безопасности (а где они были перед стартом, позвольте спросить?), что, в свою очередь, является достаточным основанием для того, чтоб не вручать графу первый приз.

Вот так пришедший к финишу вторым Жорж-Альбер Лемэтр на Peugeot и вошел в анналы как официальный победитель первой в мире автогонки. Конечно, если принять во внимание, что автомобиль Альбера де Диона был паровым, можно, спустя много лет, закрыть глаза на факты и «сбросить со счетов» результат графа. Однако представляется это, мягко говоря, некорректным. Если бы в гонке был четко прописанный регламент на этот счет – тогда другое дело. А так… будем придерживаться спортивного принципа. Огюста Дорио и Ипполита Панара, обогнавших на втором отрезке Эмиля Левассора, будем считать третьим и четвертым соответственно. Левассор, кстати, пропустил вперед еще и Кройтлера с Ле Брюном, однако гандикап, созданный им на первом отрезке, позволил ему удержаться на пятой позиции в итоговом зачете. Эмиль Кройтлер занял шестое место и с учетом дисквалификации Альбера де Диона замкнул официальную призовую пятерку. Думаете, он получил причитающиеся ему 500 франков? Как бы не так! Система распределения призового фонда была, мягко говоря, оригинальна и неким, одним организаторам ведомым, способом разделяла призовой фонд между производителями машин. Кубок конструкторов, скажете? Если бы…

Paris-Rouen
Ипполит Панар на автомобиле Panhard-Levassor (№ 13; 4-е место).

Первая премия в 5 000 франков была разделена между автомобилями PanhardLevassor и Peugeot. Казалось бы, экипажи Peugeot приехали первым и вторым (по версии организаторов), почему их уравняли с автомобилями Panhard-Levassor? Непонятно. Вторую премию (2 000 франков) отдали… не поверите, автомобилю De DionBouton! «Он же дисквалифицирован!» – воскликнете вы и полезете в итоговые протоколы в поисках еще одной машины этой марки (что хоть как-то смогло бы объяснить нам позицию организаторов). Не поверите, но ближайшим по списку автомобилем De DionBouton оказался экипаж графа Гастона де Шасселу-Лоба, который даже не был квалифицирован для участия в гонке! Значит, машину Альбера де Диона дисквалифицировали, но… как-то не совсем. Бред какой-то!

Третий приз, почему-то составивший всего 1 000 франков вместо обещанных 1 500, был поделен между Ле Брюном и Альфредом Вашероном. Оба они прошли гонку на машинах собственной конструкции с «клиентскими двигателями», как сейчас принято говорить. Ле Брюн использовал двигатель Peugeot, а Вашерон – Panhard-Levassor. Только вот Ле Брюн приехал восьмым (если все-таки не считать де Диона дисквалифицированным), а Вашерон – аж двенадцатым! Где логика?

Paris-Rouen
Г. Мишо на автомобиле Peugeot (№ 30; 9-е место).

Пятая премия (о том, куда девалась четвертая – история умалчивает) в 500 франков была вручена Эмилю Роже с его немецким автомобилем Benz. При этом Роже пришел четырнадцатым, а вот пришедшему тринадцатым де Бурмону, вообще ничего не досталось, несмотря на то, что он выступал на автомобиле собственной конструкции безо всяких «клиентских» заморочек. Где справедливость? Еще одна пятая, «утешительная» премия в 500 франков была вручена некоему Скотте, который на паровой машине собственной конструкции Scotte даже не смог доехать до Руана – на втором этапе у него взорвался котел! При этом Роже де Монтэ, также не доехавший на своем трицикле на бензиново-паровой тяге до финиша, но проехавший большую дистанцию, чем Скотте, никаких денег не получил, а довольствовался лишь памятной медалью. Хотя ему еще повезло, в сравнении с тем же де Бурмоном… Вот уж воистину – не будь тринадцатым!

Вот такой неординарной была первая в мире автогонка.

Первая десятка получилась такой:

  1. Альбер де Дион. De Dion-Bouton.
  2. Жорж-Альбер Леметр. Peugeot.
  3. Огюст Дорио. Peugeot.
  4. Ипполит Панар. PanhardLevassor.
  5. Эмиль Левассор. Panhard-Levassor.
  6. Эмиль Кройтлер. Peugeot.
  7. Эмиль Майад. Panhard-Levassor.
  8. А. Ле Брюн. Le Brun с двигателем Peugeot.
  9. Г. Мишо. Peugeot.
  10. П. Дюбуа Panhard-Levassor.

Видно, что несмотря на личную неудачу Армана Пежо, его автомобили одержали в зачете «конструкторов» убедительную победу.

Paris-Rouen
Адольф Клемен на автомобиле Peugeot (№ 65).

Эта гонка дала несколько важных технических результатов. Было установлено, что автомобиль – работоспособный экипаж; гонка показала необходимость замены жестких шин эластичными, рулевого поводка – штурвалом, ремней и хрупких приводных цепей – более надежным видом передачи усилия от двигателя к колесам. Но самое главное заключалось в том, что гонка показала явное превосходство бензиновых автомобилей над паровыми.