Группа A’Studio: тридцать лет на плаву

Эксклюзивное интервью

Текст: Евгения Шафранек

Красавица и талантливая исполнительница Кети Топурия ворвалась на российскую поп-сцену свежим вихрем, мощным ураганом, грузинским темпераментом и женским обаянием. Она моментально сразила даже самых закостенелых скептиков, подарив новое дыхание группе A`Studio своим позитивом, молодостью, жизнелюбием и улыбкой.

Этим летом группа была в Латвии и выступала в концертном зале Dzintari c новыми песнями и лучшими хитами. А их за десятилетия творческой карьеры коллектива накопилось немало.

В ожидании музыкального шоу, мы встретились с участниками группы – самой Кети, Владимиром Миклошичем и Байгали Серкебаевым, чтобы поговорить не только о музыке, но и «за жизнь».

Е.Ш.: Вы приехали в Москву из Тбилиси. Помните свою первую эмоцию, когда пришло осознание: я здесь, причем надолго?

Кети: Я знала, что будет не просто и заранее готовила себя к холодным зимам, серому небу и вечным пробкам. Все выдержала! Первые пару лет ощущения дома не было вообще, казалось, что я на вечных гастролях. А потом… пришла любовь к этому городу. Теперь я не представляю себя без Москвы.

A’Studio

Е.Ш.: Трудно было вписаться в мужской коллектив, у которого уже была своя история, свои байки, своя тусовка, скажем так?

Кети: Конечно, я думала о том, что прийти в уже сложившийся, сыгранный коллектив будет сложно. У них свои правила, свои понятия. Плюс ко всему разница в возрасте. А на деле все оказалось легко и совсем не страшно – ребята меня буквально сразу приняли в свою семью.

Е.Ш.: Я по себе знаю, что женщине с ненормированным графиком работы очень сложно быть мамой-женой для своей семьи: улетаешь, прилетаешь, уходишь, приходишь или не приходишь, в голове новые проекты. Как удается сохранить гармонию в семье? Если действительно удается.

Кети: Основная часть работы приходится на вечернее время, когда дочка уже спит. Если появляется необходимость улететь на гастроли, то, как правило, не больше, чем на сутки. Так что с малышкой я практически не разлучаюсь.

Е.Ш.: Какое знакомство вообще круто изменило вашу жизнь?

Кети: Круто меняет жизнь знакомство с самим собой. Заглянуть внутрь себя, посмотреть, как изменились твои собственные жизненные понятия, ценности, приоритеты. Зачастую такой самоанализ производит самое сильное впечатление!

Е.Ш.: Слышала, вы не любите красивых мужчин. Ищете в них подвох?

Кети: Красота для меня не первостепенна. Она же не гарантирует, что человек будет интересным, умным, успешным. Есть куда более важные качества. Но, если это еще и вкупе с красотой… Это мы очень любим (смеется).

Е.Ш.: Любой человек любит себя побаловать. Без чего вы не можете обойтись, в чем себе не можете отказать? Плюшка, новые кроссовки, поездка к теплому морю?

Кети: Тут все просто: море, друзья и Тбилиси

Е.Ш.: Образование психолога помогает? Поумничать хочется иногда? Подруг поучить?

Кети Топурия

Кети: Психологом я хотела стать в 17 лет: надеялась найти ответы на свои вопросы. Но на самом деле, самый сильный урок психологии дала мне жизнь, моя профессия и люди, которые меня окружают. Я люблю наблюдать, анализировать, сравнивать. Часто мы с ребятами-коллегами просто сидим и рассуждаем, как меняются люди.

Е.Ш.: Вы как-то сказали, что не суеверны, а выбирая имя ребенку, не хотели называть в честь мам-бабушек, чтобы он не повторил чью-то судьбу. То есть где-то «верю», а «где-то не верю»? Что за женское непостоянство?

Кети: Имена – это не суеверия, это целое учение. Суеверие – это, когда черный кот дорогу перебежал. Для меня это абсолютно не связанные понятия. Что касается выбора имени, то изначально я хотела назвать дочь Лилу. Но в религии мужа это имя упоминается не в очень хорошем ключе. Решили выбрать другое имя, мне понравилось Ливи, но хотелось более длинное. Так появилась Оливия.

Е.Ш.: Идеальное утро?

Кети: Когда никуда не надо!

Е.Ш.: А звездная болезнь миновала?

Кети: Звездная болезнь случается у того, кому неожиданно на голову сваливается популярность и слава, а он не знает, что с этим делать. В моем случае все иначе. Я с детства в музыке, с 10 лет меня уже узнавали в Грузии. Я так росла и другой жизни не знала. Самое главное – ценить это, а не пользоваться.

Е.Ш.: Популярность и узнаваемость мешают или доставляют удовольствие?

Кети: Конечно, иногда хочется, чтобы тебя не узнавали, чтобы остаться наедине с собой, погулять по парку в тишине. Бывает и так, что настроения нет, а улыбаться надо. Такова участь медийного лица. И все-таки плюсов значительно больше! Все-таки популярность дает массу возможностей для самореализации.

Е.Ш.: С чем связаны ваши самые позитивные эмоции?

Кети: Самые позитивные эмоции дают мне города, где есть море. Мне там сразу становится как-то спокойно. А дом – это Тбилиси. Хотя и Алма-Ата уже стала родной. А вообще, ощущение дома мне во многом дают люди. Где мои родные, друзья, там я всегда чувствую себя уютно.

Владимир Миклошич

Е.Ш.: Владимир, а вас супруга не ревновала к Кети? Все-таки молодая девчонка, красивая, стройная, талантливая?

Владимир: Ну, заметим, что и моя жена молодая, красивая и по-своему талантливая. Но самое главное любовь и доверие, уважение друг к другу, поэтому не так важно, с кем я общаюсь, с Кети или с Анджелиной Джоли.

Е.Ш.: Если случается творческий кризис или нехватка вдохновения, просто устаете сильно, как справляетесь?

Владимир: Это же обычные для жизни вещи: спады и взлеты, радости и печали. Кто сказал, что в жизни будут одни лишь удовольствия и наслаждения? В природе все так устроено – рождение и смерть, весна и осень, ночь и день. Поэтому, когда приходит ночь, надо просто поспать (улыбается).

Е.Ш.: Каковы, по-вашему, недостатки или слабые стороны у мужчин творческой профессии? С чем придется смириться женщины, свяжи она свою жизнь с музыкантом, художником, артистом?

Владимир: Думаю, профессия тут ни при чем. Есть профессии гораздо менее комфортные для семейной жизни, например, моряк, военный или геолог. Все зависит от того, насколько человек готов справиться со своим эгоизмом и насколько любовь в нем будет перевешивать этот «изм».

Е.Ш.: А насколько легко вам договориться внутри коллектива? Ведь бывают и разлады, и непонимание, и просто плохое настроение.

Владимир: Музыкальные приоритеты у нас схожи, поэтому мы легко договариваемся. Что касается различий личностных, то мы друг друга не переделываем, а стараемся принимать такими, какие есть. В конце концов, мы же все неглупые люди и понимаем, что конкретно твои рецепты не могут быть правильными для всех. У каждого своя жизнь, судьба и свои задачи.

Е.Ш.: Помните совершенно нелепый случай на концерте, когда приходилось как-то выкручиваться?

Владимир: Мы как-то выступали в степи. И туча мошкары, слетевшейся на свет софитов, мешала Кети петь, потому что постоянно попадала ей в рот!

Е.Ш.: Владимир, а каков ваш идеальный день?

Владимир: Для меня каждый день идеален, даже когда в нем есть место проблемам и неудачам. Все это ступеньки внутреннего роста, и если принимаешь факты как данность, то жизнь доставляет радость перманентно.

Байгали Серкебаев

Е.Ш.: Байгали, вас многие годы считали лидером группы, ее душой, вы собственно таковым и были. Но пришлось подвинуться: пришла яркая молодая звезда Кети. Не было больно, горько, обидно отдавать пальму первенства?

Байгали: В любой группе всегда, во все времена, внимание зрителя концентрировалось на вокалисте. Мое – это внутренняя работа, организация, написание песен, создание сцен, аранжировки и непосредственная помощь исполнителю, вне зависимости от того, кто он – Батыр, Полина или Кети.

Е.Ш.: В чем, на ваш взгляд, успех и огромная популярность группы? Ведь и времена, и нравы меняются. А любовь зрителей все та же.

Байгали: Думаю, что секрет в постоянном стремлении быть актуальным, использовать прогрессивные аранжировки, новые технологии. Конечно, большая музыкальная база – мое образование: консерватория, школа фортепиано. И все это закреплено тандемом с Владимиром Миклошичем, который создавал и создает потрясающие технические возможности для реализации всех наших творческих планов. Но это и наша студия, и инструменты, и постпродакшн, и многое-многое другое, связанное с музыкальным производством.

Е.Ш.: Вы постоянно работаете над улучшением группы, ее репертуаром. Чего, на ваш взгляд, не хватает молодым коллективам и исполнителям? Почему звездочки загораются и тут же гаснут?

Байгали: Самое главное – репертуар. Есть певцы, которые появляются, выстреливают с одной песней, а потом пропадают. Поэтому для меня важно, чтобы каждый последующий хит не уступал предыдущему. Они, конечно, не могут быть на одном уровне, но и самую любимую песню за столько лет творческой деятельности я не выделю.

Е.Ш.: Кто, на ваш взгляд, из молодых исполнителей наиболее перспективен? Кто может стать второй Пугачевой или Муслимом Магомаевым?

Байгали: Второй Пугачевой и второго Муслима Магомаева я пока не вижу. Такие люди рождаются, наверное, раз в пятьдесят–сто лет. Но талантливая молодежь есть. Просто очень сильно меняется музыка. И новые исполнители уже не будут ассоциироваться у нас с именами таких мэтров.